Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

my - photo

Тандав Шивы

Открыла для себя сериал "Бог богов Махадев". Хотела бы про него рассказать, но не знаю, с чего начать. Много, много хорошего. Это надо смотреть. А музыка - просто нравится.

my - photo

В порядке бреда. Актуальное.

Не знаю я с чего начать,
Который год страдаю.
Сжимает грудь мою печаль
О том, что не летаю,

О том, что шарик слишком мал,
Сплошные повороты,
И захватили весь астрал
Злодеи «дон-кихоты».

Ах, эти твари, вместо глаз
Лазоревое пламя.
Им сорок раз плевать на нас,
На смертных под ногами.

А я иду себе пешком
В страну воображения,
И за плечами вещмешком
Земное притяжение.

И новый день как новый бой,
По грязи без дороги,
А «дон-кихоты» надо мной
Сияют словно боги,

Приоткрывая в небесах
Загадочные грани.
Зовут, зовут их голоса,
На вылет душу ранят.

В ночи разлился млечный путь
Серебряной рекою.
Хочу забыться и уснуть,
Но и во сне покоя

Не будет. Позабыт покой,
Поскольку в подсознание
Приходят, как к себе домой
Жестокие создания.

Опять проснулась вся в поту
И вижу: снова вечер.
Держитесь, я уже иду
Своей судьбе навстречу.

К обрезу тянется рука,
Не кончится охота,
На белом свете есть пока
Засранцы «дон-кихоты».
my - photo

Касыда отчаяния.

От пророков великих идей
До пороков безликих людей.
Ни минута, ни день -
Суета, дребедень
Ныне, присно, всегда и везде.
От огня машрафийских мечей
До похлёбки из тощих грачей…
Если спросят: "Ты чей?" -
Отвечай: "Я ничей",
И целуй суку-жизнь горячей.

Глас вопиющего в пустыне
Мне вышел боком.
Я стал державой, стал святыней,
Я стану богом!
В смятенье сердце, разум стынет,
Душа убога…
Прощайте, милые, я белый воск былых свечей!

От учёных, поэтов, бойцов
До копчёных под пиво рыбцов,
От героев-отцов до детей-подлецов -
Божий промысел, ты налицо!
Питьевая вода - это да!
Труп в колодце нашли - ерунда!
Если спросят: "Куда?" -
Отвечай: "В никуда".
Это правда, и в этом беда.

Грядёт предсказанный День Гнева,
Грядёт День Страха!
Я стал землёй, горами, небом,
Я стану - прахом,
Сапфиром перстня, ломтем хлеба,
Купцом и пряхой…
Прощайте, милые, и в Судный День мне нет суда!

Пусть мне олово в глотку вольют,
Пусть глаза отдадут воронью -
Как умею, стою,
Как умею, пою,
Как умею, над вами смеюсь.
От начала прошлись до конца.
Что за краем? - Спроси мертвеца!
Каторжанин и царь, блеск цепей и венца -
Всё бессмыслица. Похоть скопца.

Дороги рая, двери ада,
Путь к спасенью -
Ликуй в гробах, немая падаль,
Жди воскресенья!
Я - злая стужа снегопада,
Я - день весенний.
Прощайте, милые - иду искать удел певца!

(с) Олег Ладыженский.
my - photo

Намерение.

Что нужно, что бы стать святым? Подружиться с реальностью своего существования.

В учении толтеков намерение - одно из ключевых понятий. Подразумевается, что его надо практиковать, особо не задумываясь, потому никто не может (не хочет) внятно объяснить суть этой практики. Как я понимаю, намерение - это умение правильно поставить стратегическую цель своей Тени. Проблема в том, что Тень "не понимает" размытых формул типа "счастья всем и даром", а когда человек пытается конкретизировать, в чём же это счастье для него лично состоит, оказывается, что многие вещи он попросту не готов принять. А коли не готов, так ничего и не будет. Одна из важнейших характеристик намерения - это состояние готовности. То, что посылает тебе личная Сила должно быть принято без сопротивления. Любая попытка эмоционально отвергнуть происходящее вызывает диссоциацию с собственной реальностью, что эту самую Силу истощает под корень.

продолжение следует...
my - photo

Печаль богов.

Мне сегодня приснилось много разной ерунды.
Но был среди всего этого один сравнительно небольшой эпизод.

"Верхний этаж с видом на небо", там живут два старых друга. Для простых смертных они - боги. У обоих чистейшая глубокого синего цвета аура, энергетические потоки-крылья. (Люди, понятно дело, всей этой роскоши не видят). Они сидят рядом, похожие, как близнецы, только один (кажется, младший) много веков не находит себе места. Он растеряно вертит в руках грубую глиняную плошку с каким-то наивным рисунком, кусает губы. Выражение полного отчаяния.
На этом фоне происходит такой диалог. Старший:
- Оставь их, Самаэль. (его явно звали очень похоже, что-то из репертуара демонологии). Этот мир плохо на тебя действует, давай вернёмся? - далеко внизу, под окнами играют и кричат дети. Младший садится на подоконник:
- Если бы ты знал, что _они_ для меня значат! Обратной дороги нет. Возвращайся один. - Плошка падает из руки, трескается, выражение отчаяния становится бесконечным. - Видишь, она светилась. Красным, как всё рождённое! (Глиняные черепки на полу тускло мерцают рубиновым. Бессмертные смотрят на крошечные фигурки детей, каждая в таком же точно рубиновом поле). Да, я не сумел вдохнуть жизнь до конца, но она светилась. У меня получилось! И после этого ты предлагаешь вернуться? - Старший, с искренней любовью:
- Самаэль, отец дал нам единый Порядок, который ты сейчас пытаешься нарущить. Мы - воплощение законов и принципов, не можем творить наделённое собственной волей. Так же нам не дано понять сути людей...
- Но они ТАКИЕ... такие... ненавижу!!! Ты не понимаешь, брат, они притягивают меня, эти короткие жизни, горячий свет, как их кровь. Каково это, когда у тебя есть настоящая кровь, знаешь?! Ты завоешь от боли на все небеса, если хоть раз её попробуешь. А они так живут, рождаются, умирают, снова рождаются... - он уже сидит, опустив голову на колени.
- Ты можешь сколько угодно пытаться, но всё, тобой созданное будет против твоей природы. Мы - основы, а они - проявление. Мне нелегко смотреть, как ты себя уничтожаешь. И этот мир за одно. Когда-нибудь люди будут тебя презирать только за то, что ты так страстно желал стать одним их них...

История не закончилась, но остальное я достраивала уже просыпаясь, так что оно менее интересно.